ЦИКЛ

   - Эй ты, ублюдок! Брось пистолет!
   - Пошел ты знаешь куда, Джек! Сколько раз ты мне обещал...
   Я  выключил видеомагнитофон и посмотрел в окно.  Снег,  скрадывая все
признаки цивилизации,  делал вид  диким и  неизведанным.  Мрачно глядело
свысока  розовое небо.  Среди  черного леса  не  было  видно  ни  одного
огонька.  "Снег сейчас мягкий и  легкий",  -  подумал я  -  "его приятно
положить на ладонь и ждать, когда он растает".
   Вьюга заметала землю.  Она выла в дымоходе и просилась в дом.  Крошки
мелкого снега залепляли окно.  Ничего от этого не менялось, розовая мгла
за окном оставалась такой же непроницаемой. Впереди был свободный вечер.
   Спать не хотелось,  и я решил побродить по дому. Когда дом маленький,
по  нему  не  интересно бродить.  Но  если  в  вашем  распоряжении целый
особняк,   с   множеством  комнат,   таинственных  коридоров  и   душных
подземелий...  Впрочем,  откуда у простого, среднего человека может быть
особняк? У меня такая возможность была.
   Не пугайтесь,  я не миллионер и не магнат. Эти хоромы - на самом деле
научная  станция.  Просто  все  сотрудники разбежались праздновать Новый
Год, а я здесь вроде сторожа.
   Тихо в  покинутом здании.  Где-то  капает вода,  гудят лампы дневного
света.  Все  эти  звуки оттеняют эту  бархатную,  спокойную тишину.  Все
нормально, все так и должно быть.
   Но раздается сигнал связи. Меня вызывают.
   - Слышь, Том, второй узел барахлит. Подправь, ладно.
   И отключается, не выслушав ответа. Подправлю.
   Еще ни один вызов я не оставил без ответа. Кому-то нужна информация -
я даю ее,  кому-то нужна помощь -  я все делаю. Да и в Новый Год я здесь
остался, потому что никто лучше меня не сделает всю работу.
   Вы думаете,  я хвастаюсь. Ладно, оставайтесь при своем мнении. Сейчас
увидите.
   Второй узел починен.  Наш говорливый герой стоит у  окна и  встречает
рассвет. Он не спал всю ночь. Пальцы, лежащие на подоконнике, машинально
выстукивают "MOV  PUSH  EXIT  ANYKEY".  Он  этого  не  замечает и  ведет
разговор с самим собой.
   - Пригласить мне ее или нет? Как будет лучше?
   - Не стоит, только испорчу настроение и себе, и ей.
   - ...А в стеке лежит,  результат.  Его в AX...  Или пригласить... Она
обрадуется. Что если ...поместить CX в счетчик...
   Его  рваные мысли прерывает стук  в  окно.  Мозолистая,  корявая рука
тянется  из  необъятного рукава  шубы  мехом  внутрь.  Шуба  принадлежит
высокому старику,  совершенно лысому,  но зато с  длинной белой бородой.
Старик что-то беззвучно говорит.
   - Заходите,  дедушка.  -  Раскрывается дверь,  и  в комнату врываются
клубы морозного воздуха.
   - Ох, спасибо, внучек. Уважил старика, разрешил погреться.
   Старик,   не  спрашивая,  проходит  в  комнату  и  садится  за  стол.
Оглядывается на стоящую кругом технику,  звучно тянет носом и,  наконец,
произносит:"Да-а-а..."
   - Как это вас в наши края занесло?
   - Да  вот телепорт сломался.  Был в  тайге,  охотился.  Потом хотел в
среднюю полосу переместиться, а тут и авария.
   - На кого охотились-то?
   - На киберов, на киберов. Много их нынче развелось.
   Словоохотливый старик снова спрашивает:
   - Внучек, а что это ты квелый такой? Лыжи б взял, в лес бы сходил.
   - Дедушка, работать мне надо. А вы кем работаете?
   - Кибербиолог я.  Отработался, правда. Да, повидал я киберов на своем
веку, и нормальных, и всяких.
   - А что, бывают еще и ненормальные?
   - Бывают.  Ну,  ладно,  засиделся я. Пора бы и честь знать, - говорит
старик и направляется к двери.
   - Благодарствуй, - нараспев произносит он.
   Старик  уходит.  Недоверчиво глянув  на  камеру системы слежения,  он
исчезает в лесу.
   Том снова стоит у  окна.  Солнце уже поднялось.  Его лучи пронизывают
оконное стекло  и  падают на  разнообразные пульты.  Яркое  голубое небо
режет  глаза.   Снова  "ENTER  EDIT  MOV  SET  TURBO"  по   воображаемой
клавиатуре. Снова вызов.
   За  лесом  садится  солнце.  Его  красные лучи  тревожно раскрашивают
легкие  облачка.   Где-то   чирикает  пичужка.   Том  вытирает  экран  и
насвистывает  песенку.   Вытерев,  начинает  что-то  писать.  Ничего  не
получается.  По  монитору  скользят яркие  полосы  и  разноцветная рябь.
Машина возмущенно пищит.  "Ну и ладно",  - в сердцах говорит он. - "Пищи
тут, а я пойду на День Рожденья!"
   Том выходит из здания. Свежий морозный воздух обжигает горло. Идти не
далеко.  Тропинка петляет  между  сосновых стволов,  кое-где  ее  совсем
занесло снегом. В небе, на безумной высоте перемигиваются звезды. Мягкий
снег поскрипывает под сапогами.
   Издалека видно светлый дом.  Из  его широких окон бьют потоки теплого
желтого света.  В окнах видны люди,  мирно танцующие друг с другом.  Том
заходит в дом.
   В  прихожей висит множество шапок,  шуб и шарфиков.  Прибавив к этому
гардеробу свою одежду,  он входит в  зал.  Зал полон,  взгляд видит лишь
круговорот танцующих. "Но где же хозяйка?" Ничего нельзя разглядеть.
   Наконец музыка замолкает,  пары разъединяются и  идут к своим столам.
Везде улыбки.  Том не улыбается,  на его лице тоска вместе с  отчаянием.
Тут его окликает черноусый молодой человек.
   - Том, привет! Решил от работы отдохнуть?
   Том бормочет что-то невразумительное.
   - Ну-ну.   Понимаю.   Как  всегда  заработался.  Ничего,  тебя  здесь
развеселят!  Правда,  Том!  - усатый хохочет и обнимает за талию Тома. -
Пошли, пошли! Надо представить тебя хозяйке...
   Тома  впихивают в  полутемную комнату.  Красивая  девушка  играет  на
гитаре,  а  зрители,  сидящие вокруг нее,  напряженно слушают.  Том тоже
вслушивается в  мелодию.  Она  навевает  глубокую тоску,  не  объяснимую
ничем, впивающуюся в душу. Том продолжает внутренний диалог.
   - Сейчас или никогда. Я расскажу ей все.
   - А если она не поверит? Или посмеется?
   - Все равно. Дальше уже некуда.
   Девушка  закончила играть.  Последний аккорд  повис  в  воздухе.  Все
молчат. Тихо, очень тихо в комнате. Том зовет ее: "Мария!"
   Она молча кладет гитару, выходит из круга зрителей и подходит к Тому.
   - Мария, я хочу сказать тебе... Что я...
   "MOV AX, BX. PUSH AX. ALIGN CENTER"
   Мучительно не хватает воздуха.  Трудно дышать.  Ее встревоженное лицо
уплывает в  красную даль.  Она  почти неслышно произносит:  "Том,  что с
тобой?" И все исчезает.
   У  стены  стоит  кровать.  Накрытая  клетчатым одеялом,  она  кажется
нежилой. Это не так, на ней лежит Том.
   Глаза у него ввалились, кожа на лице сморщилась, как маска. Он не ест
четвертые сутки. Все доктора ничего не понимают, ему делают внутривенные
вливания, но от этого не становится лучше. Близок конец - смерть.
   Несколько  раз  к   нему  приходила  какая-то   девушка.   Тогда  ему
становилось лучше,  он больше не кричал дико.  Однажды даже съел тарелку
бульона. Но как только она уходила, все начиналось сначала.
   Обычно он  тихо лежит,  глаза его  ошалело вертятся в  своих орбитах.
Если в палате раздается шум или встает солнце,  или птица стучит в окно,
он принимается орать и дергать растопыренными пальцами.  Кричит при этом
всякую чепуху,  непонятную обычным людям.  Один  раз  врачи пригласили в
палату программиста,  а  тот  сказал,  что  Том выкрикивает ассемблерные
команды и разные компьютерные термины.
   Если бы у врачей был аппарат,  прослушивающий мысли,  то они услышали
бы странный монолог:
   - И зачем я туда пошел? Не ходил бы...
   - AND AX,CX - SYSTEM ERROR
   - Не хорошо как получилось! Она плакала, на меня глядя.
   - ERROR, MEMORY ERASED. YOU MAY HAVE A LOOP.
   - странно, мне кажется, я об этом уже думал...
   А в окна светит доброе, ласковое майское солнце. И так хорошо жить!..

                                                                Д.Обский
Назад.