Кхек.

     Афанасий Спицын шел по догоге и слушал голоса. Голосов было много:
     - А курящий мужчина оттягивает свой конец...
     - Ха-ха-ха!
     Это два парня в кожаных куртках.
     - И тогда он сказал, что вектор меняет ориентацию.
     Девушки-подружки.
     - Мы тут подумали, и я решил...
     Уже взрослые мужики с пузами.
     Афанасий устало  закрыл  глаза  и тяжело сглотнул.  В горле стоял
липкий кхек. Это было довольно неприятно.
     Афананасий открыл  глаза и,  грустно ухмыльнувшись,  пошел,  куда
глаза глядят.  Он шел мимо столиков летнего кафе (над сидящими за ними
парами висел многоголосый кхек), мимо открытых окон, ярко светящихся в
темноте теплом и домашним уютом и вкусно пахнущих жареным кхеком, мимо
шумных  благоустроенных  двориков,  в  которых с веселым кхеком бегали
дети.
     Наконец он остановился,  так как не мог идти  дальше.  Перед  ним
стоял Кхек.  Стоял  огромный,  с  кряжистой шеей,  с тяжелой дубиной в
узловатых пальцах.  Пахнущий стариной и морем  и  одновременно  чем-то
новым.
     Окружающая природа сразу почувствовала неладное. Птицы замолчали,
комары присели на травинки и затихли. В окружающей тишине было слышно,
как сопит Кхек.
     Афанасий опять сглотнул.  "Так вот ты какой," - подумал он.  "Вот
ведь вымахал, небойсь салом раскормили," - снова подумал он.
     - Ага,  голубым,  -  сказал  громовым  голосом  Кхек  и плюнул на
асфальт, начавший  прогибаться  под  его  огромным  весом.  Кхек,  как
всегда, угадывал мысли.
     "Блин, что же  делать?  Что  же  теперь  делать?"  -  лихорадочно
размышлял Афанасий Спицын. "Как же от него убежать?"
     - Каком кверху!  - Прорычал Кхек и улыбнулся в свои 64 зуба.  - И
ты всерьез надеешься от меня убежать? Ну что ж, попробуй. Попитка - нэ
питка, как гаварыл таварыщ Берия,  - сказал  Кхек  и  захохотал,  даже
можно сказать, забулькал. Потянуло гнильцой.
     Вдруг земля  покачнулась,  и  мелкие  песчинки  зашуршали  своими
боками. На глубоком беззвездном небе появились перистые облака. Словно
из-под земли донесся тоскливый трубный глас.
     "Я попал," - в отчаянии думал Афанасий.
     Пока Афанасий думал,  могучий рог прорвал асфальт  и  землю,  как
мокрую бумагу, и разметал по сторонам придорожные кустики. Ворочаясь в
осыпающейся земле и трубно трубя,  вставал из горных пластов слон.  Он
протянул длиннющий,  заросший  корнями  и полипами хобот и с хлюпаньем
съел Кхека. Стало тихо и спокойно. Стало пусто. И Спицын проснулся.

     Он проснулся и понял.  Вернее забыл, что понял, но ощущение того,
что он понял что-то важное, осталось.
     Вставая с кровати, Спицын ударился головой о форточку. Все встало
на свои места.  Он все вспомнил.  Все в мире кхек: и Луна, и Солнце, и
звезды. И сам Афанасий Спицын.
     Долго сдерживаемая  тошнота  пошла  в  бой,  все  наращивая  свою
скорость. Афанасий Спицын не выдержал такого натиска и сдался. Изо рта
Афанасия полилась тягучая белая струя блевотины.
     Кхек вылез наружу.

                                                         апрель 2001г.
Д.Обский
Назад.